Владимир (koptelskij) wrote,
Владимир
koptelskij

Основание Стародубских и Ветковских скитов

В Стародубии основателем был священноиерей Козма, который, ревнуя по святоотеческом древнем благочестии, не восхоте последовати определениям Московскаго собора 7174 г. (1674), скрывшись бежав с 20-ти прихожанами к другу своему стародуб-скому полковнику Гавриилу Ивановичию (Еще П. И. Мельников-Печерский, касаясь этого сообщения Ивана Алексеева (см.: Летописи русской литературы... т. IV, с. 56), высказал предположение, что речь в данном случае идет об одном из сотников Ста-родубского полка, поскольку никто из стародубских полковников такого имени не носил (см.: Мельников-Печерский П. И. Очерки поповщины, с. 34).). Полковник отвел им для жительства местечко (по названию) Понуровку, где они в 7177 году и поселились на реке Ревне.
В краткое время множество стеклось к нему ревнителей древняго благочестия, так что успели населить четыре слободы. Козма был священник московский от церкви Всех святых, что на Кулишках, а помощник его - друтий священник белевский, име-нем Стефан.
И так сии первии основатели Стародубских слобод указом наследников Алексия Михайловича были изгнаны, слободы раззорены, а священники Козма и Стефан пере-шли на Ветку в польское владение. По конечном втором разорении ветковских скитов и монастырей в 7272 (1772) году тогда церковь Покровская перевезена в Стародубие в бытность настоятеля при оной священноинока Михаила Калмыка. Тогда уже было 17 слобод стародубских, а по Михайлове преселении наипаче умножились.

Основание Ветковских скитов и слобод в польских пределах
В Полше, во владениях пана Халевскаго (Правильно - Халецкого.) на острове Ветке (имевшем около двух верст в окружности (история Христовы церкви русской, учебнаго округа гимназического курса, стр.206)) началными основателями были выше-упомянутыя два священника, Козма и Стефан, пришедшия из Стародубских скитов 7190 года (1690). Потом прииде на Ветку священноинок Иоасаф. Тщанием его построе-на бысть церковь, точиго не успе освятити, смертию прекратитися жизнь его.
Та же прииде с Кержени священноинок Феодосии (выручен из заточения стар-цем Миною), последний священник стараго крещения и поставления. По вышеозначен-ному приговору общаго совета (то есть 2-м чином) принял ко святоцерковному обще-нию священников, рукоположение имущих от новомудрствующих архиереов: по плоти брата своего Александра Рыльскаго, Григория московскаго и освятил вместе с ними церковь, 7203 (1703), во имя Покрова Пресвятыя Богородицы. Еще он же, Феодосии, принял Бориса калужскаго. По нем Александр такоже принял вторым чином священноинока Антония и проч. Антоний же принял священноинока Иова и проч. Иов же принял священноиноков Власия, Игнатия, Иоанна и Дионисия и священников Иоанна, Макария муромскаго и проч.
Сей же священноинок Иов принял под исправу Епифания, епископа Чигирин-скаго (о епископе Епифании). История белокринитская свидетельствует, якобы вторым чином принят Епифаний, а История о московских заседаниях говорит - прием его третьим чином со одним отрицанием без миропомазания бысть. Етот Епифаний был сначала казначеем в Козельском монастыре Киевской епархии. Отданный под суд за растрату монастырских денег, он убежал за границу и обманом склонил сербскаго ми-трополита к посвящению его во епископа Чигиринскаго (История учебн[аго] округа, гимназич[ескаго] курса, стран. 207).
Сей епископ Епифаний рукоположи до 14 лиц во священники и дияконы, но вскоре, и даже при жизни еще священноинока Иова, преследованием рускаго прави-тельства взят бысть и заключен в киевскую крепость, где и скончался 7243 (1743) (Подробно о похождениях чигиринского епископа Епифания см.: Мельников-Печер-ский П. И. Очерки поповщины, с. 50-81.).
В сем году последовала первая выгонка вообще всех христиан с Ветки и свя-щенноинок Иов заточен бысть в Иверский монастырь епархии Новгородской и в сем заключении скончася (принятый и принявый оба скончашася).
После сей выгонки на Ветке паки вскоре християне населишася с принятым от Иова священноиноком Власием и держа прием суждением первых отец.
Власий принял священноинока Антония и проч. Антоний же принял священ-ноинока Макария и прочих. Макарий же принял священноиноков Варсонофия, Мака-рия курскаго, Леонтия, Иосифа боровскаго и священников Иоанна белевскаго, Димит-рия муромскаго, Лаврентия, нареченнаго потом по иноческому пострижению Лазаря, и прочих.
Лазарь (зри о священноиноке Иякове лист 22) же принял священноиноков Иоан-на, Григория, Иоакима, нареченнаго потом по иноческому пострижению Иякова, и священников: Николу, Тихона, Герасима и проч. Иоанн же с Григорием приняли свя-щенноинока Валериана и проч.
Валериан же принял священноинока Михаила, именуемаго по родопроисхожде-нию Калмыком.
Сей Михаил Калмык был принят на Ветке 7261 г.(1761) А потом зделалась вто-рая выгонка из Полши настоянием российской императорицы Екатерины Вторыя. И тогда вконец разорися Ветка в 7272 (1772) году. Тогда Михаил Калмык прейде в Ста-родубския слободы в Покровский монастырь, с тем вместе и устав соборнаго согласия премени, всеобдержный столетний обычай попра, склонися на толк Александра диако-на, нача прием творити приходящим от Киевской и Московской и прочих митрополий третиим чином, сиречь со одним отрицанием.
Сей Михаил Калмык принял священноинока Иеронима, священноиереев Иоанна ржевскаго, Стефана, Алексия, Филиппа, Феодора, Григория священноиерея. При при-судствии священноинока Иякова (священноинок Ияков - лист 24). Он же, будучи до пострижения Иоаким, первый позван бысть в Москву на Рогожское кладбище по осно-вании онаго в 7279 (1779) году.
Действие приема от великороссийския церкви Михаила Калмыка служило раз-рывом всеобдержному обычаю и соборному приговору первых поборников по благо-честии, что ясно доказывается из списка, который повествует о десяти заседаниях, бывших в Москве 7282 (1782) года с 4-го ноября и до 14 генваря (Десять заседаний Московского беглопоповского собора проходили с 1 ноября 1779 г. по 7 января 1780 г. {см.: Иоаннов А. [Журавлев]. Полное историческое известие о древних стригольниках и новых раскольниках, так называемых старообрядцах, и их учении, делах и разногласи-ях. Изд. 2-е, СПб., 1795, ч. 4, с. 53-72).), где Михаил со старцем Никодимом поставили себя навечно противниками и непокорными совету отец. Наконец отказался Михаил исполнять прием по всеобдержному обычаю и на последнее предложение и вопрос мо-сковских отцов, священноинока Иякова, Ионы и Матфея, писменно отвеща тако:
"Известно мы уведехом, яко ваше преподобие требуете от нас мнение, в каковом разсуждении остаемся о несогласии между вами и нами в приеме от великороссийския церкви и еще о повторяемом вами от нашея святыя церкви священных приеме". Ниже говорит: "И аще вся вселенная начнет с вами не по писанию веровати, но нас никая же нужда принудити может, Богу помогающу нам по воле Его святей, и тако остаемся. Священноинок и строитель Покровскаго монастыря Михаил кланяюсь" (Первые трое приехали на собор с Керженца: священноиноком (черным попом) был Матфей, а не Ияков; Ияков Галицкий - инок-схимник Заулангирского скита на Керженце; Иона Курносый - настоятель Комарова скита (см.: ИРЛИ, колл. Перетца, № 387, л. 39, 44, 55; Иоаннов А. [Журавлев]. Полное историческое известие... ч. 4, с. 61, 71). Впрочем, их послание к Михаилу Калмыку написано в Москве 3 январи 1780 г. Источник Нифонта ("Белокриницкая история"?) использует не общеупотребительное сейчас в науке "Ска-зание о московском соборе" инока Никодима, опубликованное А. Иоанновым [Журавлевым], а адресованное в Стародубье "перемазанскос" описание собора. Оно имелось в XIX в. в сборнике библиотеки Черниговской духовной семинарии. В том же сборнике было и "Письмо отца Михаилы на требование отцев керженских - Матфея, Ионы и Иякова... " (см.: Дружинин В. Г. Писания русских старообрядцев: Перечень списков, составленный по печатным описаниям рукописных собраний. СПб., 1912, с. 357, 374).).
Отсюду ясно показуется, яко ветковских и стародубских скитов некоторый от отец не веема опасное имели соблюдение о пороках, творящих пресечение еретической хиротонии, не делили в три степени приходящих в соединение к церкви православней, преступающе правила святых отец втораго и перваго чина еретиков и раздорников принимали третием, священных лиц оставляли в своих санах - как видно из ответов достойнаго памяти и слову щаго повсюду инока схимника Максима, которыми он от-ражал мнение приемлющих неправилную хиротонию. В первом своем ответе говорил тако (Имеется в виду сочинение "Вопросы Тимофея Заверткииа и ответы инока Мак-сима", указанное выше в преамбуле комментария к документам № 1 6 первого раздела наст, изд., примечание 2 на с. 607. Сочинение это появилось между серединой 1768 г. и серединой 1769 г.: о Паисии Заверткине, дяде Тимофея, умершем в начале мая 1768 г., в нем говорится как о покойном, а в середине следующего года не было в живых и самого Тимофея (см.: ГАСО, ф. 602, он. 1, д. 1, л. 11). Ссылка на ответ Максима па первый вопрос Т. Завсрткина есть в постановлении Пермского собора уральских часовенных 1888 г. (см.: Сушков М. С. О моем обращении из раскола в православную церковь // Братское слово, 1893, т. 2, с. 254). В "Родословии" Нифонта содержится вольная ин-терпретация ответа. Оригинальный текст выглядит следующим образом: "Вопрос 1: Како разумеете о обливанском крещении: крещение ли, или, паче, осквернение? Ответ: О ведомой вещи, нам мнится, вопрошати -o есть изличнес выше истязание, сгда по се время не веси о обливаемом крещении, что есть оно. Аще не веси, прочти в книгах бла-гочестивых: Потребник - соборное изложение Филарета-патриарха и в Вере-книге патриарха Иосифа" (см.: УдмРКМ, вспом. ф., № 1286, л. 57 об.).): "Не токмо отцы на-ши сами не творили тако, но и прочим, не брегущим о том, зазираху, яко же нецыи в бытность их дерзнуша своеумием приимати неправилно священных особ во своем зва-нии. А имянно, от священного звания един из жителей, иже на Ветке, дерзнувый при-яти ко общениию никако же приобщеннаго епископа Епифания (зри выше лист 20), яв-наго обливанца, колика боголюбивым мятежа и смущения, не токмо поблизу и с ними живущим от сего бысть, но и окрест, и от слышания токмо благочестивым всем совесть повреди. И таковая творящих отцы наши весма зазирали". И таковых ради вин священ-ноинок Никифор со многими старцы, инок схимник Паисей Заверткин и прочий отцы с Кержанца в Сибирь, а не на Ветку отправились.
Та же с шумом мимо шедшу первому, яже о Епифании епископе, на Ветке быв-шему смущению, потом по неколицех летех в Покровском монастыре, яже в Староду-бии, чрез священноинока Михаила, прозываемого Калмыка, и старца помощника его Никодима, произыде паки смущение второе - о приеме священников. Не восхоте бо Михаил прием держати по обсуждению древних отец, под миропомазание 2-м чином, но третиим, токмо со однем отрицанием (зри о сем лист 22 и 21, ниже лист 31). Его же московстии отцы Ияков, Иона и Матфей много увещали, но Михаил остася в непокор-стве.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments